Вклад Л. В. Громашевского в развитие теории и практики эпидемиологии

Творческий путь Героя Социалистического Труда, академика АМН СССР, заслуженного деятеля науки УССР профессора Льва Васильевича Громашевского (13 октября 1887 г. — 1 мая 1980 г.), активного участника революционного движения, выдающегося ученого, возглавлявшего противоэпидемическую борьбу, блестящего педагога, талантливого организатора здравоохранения и крупного общественного деятеля, органически связан со становлением советской эпидемиологии. Говоря о последовательном развитии теории и практики советской эпидемиологии, мы тем самым характеризуем деятельность Л. В. Громашевского; освещая этапы его деятельности, мы раскрываем прогрессивный путь эволюции этой науки. Лев Васильевич по праву является одним из основоположников современной эпидемиологии. Ее созданию он посвятил всю свою многолетнюю творческую жизнь.

Важным условием выделения эпидемиологии в самостоятельную научную дисциплину явилось формирование ее теоретических основ, заложенных крупнейшим эпидемиологом современности акад. Д. К. Заболотным и представителями его научной школы, наиболее ярким среди которых был Л. В. Громашевский. Учителя и ученика объединяли идейная близость, совместная разработка коренных проблем науки, преемственность и общий методологический подход. Главное в научной деятельности Л. В. Громашевского — это создание целостного и последовательного учения об эпидемическом процессе, которое с полным правом можно охарактеризовать как качественный скачок в области эпидемиологической мысли нашего времени. Он не только дал определение основным эпидемиологическим законам и понятиям, но и сформулировал теоретические положения эпидемиологии, исходя из принципов марксистско-ленинской философии.

В работах Л. В. Громашевского можно найти много примеров глубокого философского осмысления этих положений. Так, рассматривая процесс зарождения и развития идей контагиозной и миазматической теорий в медицине, ученый отметил их двойственность и диалектическую взаимосвязь. В частности, подчеркивая более прогрессивный характер контагиозного подхода, Л. В. Громашевский в то же время указывал, что «он остался в плену догматизма, субъективизма и эмпиризма, что отразилось отрицательно на цельности его теоретической системы взглядов и эффективности практической деятельности».

Материалистические взгляды Л. В. Громашевского получили яркое выражение в признании ведущей роли социальных факторов в возникновении и прекращении эпидемий. Изучая проблему соотношения биологического и социального в эпидемиологии, он отметил (1941 г.), что отдельный случай заразного заболевания содержит в себе достаточно материала для его биологической характеристики; от суммы заболеваний нельзя перейти к понятию «эпидемия», если не подняться от «понимания отдельного случая заражения к совершенно своеобразному по своей природе процессу, каким является эпидемия с ее социальным содержанием».

Формулируя один из основных законов эпидемиологии об обусловленности качественных и количественных изменений в ходе эпидемии социальными и природными факторами, Л. В. Громашевский решительно подчеркнул определяющую и ведущую роль социальных условий. В 1949 г. он писал: «... невозможно даже представить себе эпидемиологию... вне учета и изучения социального фактора». И далее: «Эпидемиология всех заразных болезней в ходе человеческой истории менялась под влиянием тех изменений, которые происходили в социальной жизни человеческого общества».

Отстаивая специфичность предмета эпидемиологии, Л. В. Громашевский показал, что объектом изучения этой науки служат явления заразности и условия распространения заразных болезней человека. Он категорически возражал против применения термина «эпидемиология» к незаразным массовым заболеваниям, как это делают некоторые современные ученые. Сформулированное Л. В. Громашевский определение эпидемиологии как науки о закономерностях эпидемического процесса нашло подтверждение в решениях Международного эпидемиологического симпозиума (Прага, 1960 г.).

Ученый четко определил эпидемический процесс как «цепь следующих друг за другом специфических инфекционных состояний». Этот процесс, по его мнению, возникает и поддерживается только при сочетанном действии его трех непосредственно движущих сил: источника инфекции, механизма передачи и восприимчивого к данной инфекции населения. Учение Л. В. Громашевского об эпидемическом процессе построено на признании Преемственности отдельных инфекционных заболеваний в ходе эпидемии и выявлении закономерной органической связи всех факторов эпидемического процесса.

Л. В. Громашевский развил материалистическую теорию распространения инфекционных болезней, исходя из признания паразитической природы их возбудителей. Ученый обратил внимание на другой объективный закон паразитизма, который в окончательном виде он сформулировал в докладе на IX Международном конгрессе по микробиологии в Москве (1966 г.): «Всякий паразит, естественно, адаптирован к обитанию в организме своего хозяина. Однако всякий индивидуальный организм, служащий биологическим хозяином для паразита, смертен. Поэтому каждый паразитический вид должен быть также приспособлен к смене своего индивидуального хозяина, без чего он был бы нежизнеспособен». Этот процесс смены хозяина осуществляется посредством объективно действующих отношений (процессов), определяемых автором как механизм передачи возбудителя.

Л. В. Громашевский понимал под «механизмом передачи» процесс перемещения возбудителя от одного организма к другому. Этот процесс состоит из трех фаз: выделение возбудителя из пораженного организма, пребывание его во внешней среде и внедрение в новый (заражающийся) организм. Все случаи заражения он сводил к первичному восприятию возбудителя одной из 4 систем организма — пищеварительным трактом, дыхательными путями, кровеносной системой и наружными покровами.

Механизм передачи, по мнению автора, находится в обязательном соответствии с локализацией соответствующего возбудителя. В 1949 г. Л. В. Громашевский так сформулировал один из основных законов эпидемиологии: «Локализация возбудителя в организме и механизм передачи его от одного индивидуума к другому представляет собой непрерывную цепь взаимно обусловливающих друг друга явлений, обеспечивающих сохранение вида возбудителя в природе, а вместе с тем и непрерывность эпидемического процесса при любой инфекционной болезни».

Важное значение механизма передачи в характеристике инфекционных болезней, его соответствие первичной локализации возбудителя в организме и влияние на эпидемиологические, этиологические и патогенетические особенности этих болезней, наконец, строго объективный характер данного признака послужили причиной того, что именно механизм передачи был положен Л. В. Громашевским в основу рациональной естественно-научной классификации этих болезней, предложенной им в 1947 г. При этом автор подчеркивал принцип «... естественно-исторического изучения инфекционного процесса и понимание того основного, что определяет понятие инфекции и инфекционной болезни и что отличает инфекционную болезнь от всякого другого патологического состояния организма». Позже он справедливо писал: «Сформулированная мной классификация инфекционных болезней складывалась постепенно, на протяжении ряда десятилетий, и к ней вплотную подходили, отчасти стихийно, отчасти путем теоретического осознания накопляющегося опыта, многие крупнейшие ученые. Так, к ней был очень близок мой непосредственный предшественник и ... учитель Д. К. Заболотный».

На основе выявления ведущего механизма передачи и определяющей его первичной локализации возбудителя в организме Л. В. Громашевский разделил инфекционные болезни на 4 группы: кишечные, дыхательных путей, кровяные, наружных покровов. Основные положения доклада Л. В. Громашевского «Принципы классификации инфекционных болезней» на заседании АМН СССР в мае 1947 г. получили признание со стороны видных советских ученых — представителей разных специальностей. Заключая развернувшиеся на заседании прения, президент АМН СССР Н. Н. Аничков указал, что «... рациональная классификация полезна, совершенно правильна, она нужна и с практической точки зрения». В последующие годы эта классификация была уточнена, получила широкое признание в СССР (И. И. Елкин, 1960; В. М. Жданов, 1964, и др.) и за рубежом (К. Рашка, 1959; Д. Братованов, 1961); она позволила определить главные направления профилактических и противоэпидемических мероприятий, правильно организовать действия медицинских работников в очагах инфекционных болезней.

В настоящее время одной из важнейших задач медицинской науки и органов здравоохранения являются дальнейшее снижение распространенности одних и ликвидация других инфекционных болезней. Л. В. Громашевский совершенно обоснованно связал ликвидацию определенной инфекционной болезни с уничтожением ее возбудителя как биологического вида. В 1964 г. на собрании отделения гигиены, микробиологии и эпидемиологии АМН СССР была одобрена предложенная Л. В. Громашевским характеристика понятия «ликвидация инфекционной болезни», которая «означает полное уничтожение данной заразной болезни в пределах страны, ряда стран или всего земного шара, сопровождающееся уничтожением или исчезновением в пределах соответствующей территории возбудителя данной болезни, что исключает всякую возможность возникновения ликвидируемой инфекции в любой форме среди населения данной территории без заноса возбудителя извне».

В 1941 г. Л. В. Громашевский завершил свой многолетний труд — оригинальное руководство по общей эпидемиологии, выдержавшее в СССР 4 издания (последнее вышло в 1965 г.) и переведенное на венгерский, китайский, польский и румынский языки. В руководстве представлена стройная, сформулированная на базе марксистско-ленинской философии теория эпидемического процесса. Созданные им теоретические основы эпидемиологии стали фундаментом советской профилактической и противоэпидемической практики. Тесно связывая успех противоэпидемических и профилактических мероприятий с подготовкой специалистов высшей и средней квалификации, ученый много лет назад подчеркивал: «...в нашей стране ...социальный процесс, потеряв свою неосознанность и стихийность, должен превратиться в сознательно направляемое оружие противоэпидемической борьбы, что в значительной мере зависит от энергии именно медицинских работников ».

Важное значение для практики советского здравоохранения имеют также исследования Л. В. Громашевского по эпидемиологии холеры и брюшного тифа, дизентерии и гельминтозов, сыпного и возвратного тифов, туляремии и полиомиелита, других инфекционных болезней. Единством и последовательностью изложения материала отличается капитальное руководство Л. В. Громашевского, насчитывающее 700 страниц, «Частная эпидемиология», написанное им в сотрудничестве с Г.М. Вайндрахом и изданное в 1947 г. Главной задачей эпидемиологии авторы считают следующую: «...применить эпидемиологические закономерности общего порядка к эпидемическим проявлениям каждой инфекционной болезни, понять, как проявляются общие законы в специфических условиях отдельной инфекции».

Работы Л. В. Громашевского, основанные на изучении эпидемий холеры в Одессе в 1918—1922 гг., позволили разрешить вопрос о соотношении между эндемическими и эпидемическими проявлениями этой инфекции, представить характеристику понятия «временная эндемичность». Ученый определил эндемический очаг холеры как «такое состояние, при котором в данной ограниченной местности имеется инфекционное начало, могущее при наличии тех или иных благоприятных условий дать новый подъем или вспышку заболевания, без нового заноса инфекции откуда-либо со стороны». В соответствии со своими представлениями о ведущей роли в борьбе с холерой воздействия на источник инфекции Л. В. Громашевский считал профилактику завоза инфекции и сверхраннюю госпитализацию первых заболевших основными задачами ликвидации холеры в стране в 20-е годы. Эти принципы в сочетании с санитарно-гигиеническими мероприятиями позволяют в настоящее время обеспечивать эпидемическое благополучие по холере в нашей стране.

В 30-х годах Л. В. Громашевский впервые выдвинул идею ликвидации сыпного тифа в СССР и разработал научные основы борьбы с этой инфекцией на основе методов эпидемиологического анализа в естественном эксперименте, клинического, серологического и паразитологического исследования. Обосновывая задачи научно-исследовательской работы в области эпидемиологии сыпного тифа, он тесно связал их с осуществляемым в нашей стране социалистическим строительством. В 1949 г. ученый подчеркивал: «Мы с неоспоримостью доказали, что наличие сыпного тифа на территории населенного пункта, района, группы районов абсолютно несовместимо с самой простой, но добросовестно осуществляемой и мало-мальски грамотно построенной борьбой с этой инфекцией». Он обосновал основные направления противоэпидемических мероприятий при сыпном тифе: своевременное выявление больных, их немедленную госпитализацию и полную дезинсекцию в очаге.

Л. В. Громашевский глубоко изучил эпидемиологические закономерности при брюшном тифе. Активный участник борьбы с эпидемией брюшного тифа в Донбассе (1929 г.), он отметил сезонный характер заболеваемости, несомненную роль мух в распространении инфекции, значение хронических бактерионосителей как источника заразного начала. Позже (1939 г.) он сделал важный вывод, что ведущим фактором эпидемического процесса при брюшном тифе является процесс заражаемости, т. е. передачи заразного начала. Поэтому успешное решение проблемы борьбы с брюшным тифом и резкого снижения заболеваемости возможно, по мнению ученого, в основном при проведении мероприятий, препятствующих действию факторов передачи инфекции.

К 40-м годам относятся первые исследования Л. В. Громашевского по эпидемиологии дизентерии, продолжавшиеся много лет. Прежде всего он указал на разнообразие, полиморфизм клинической картины и связанную с этим трудность выявления и учета больных. Единственным источником инфекции ученый считал больного с неизлеченным дизентерийным процессом. Л. В. Громашевский внес много нового в изучение сезонности дизентерии. Для усиления мероприятий по борьбе с этим заболеванием он рекомендовал организовать исчерпывающий учет больных с острыми кишечными заболеваниями, раннее выявление и госпитализацию больных с атипичными клиническими формами, проведение профилактической дезинфекции. Он предвидел, что «научная разработка ряда неясных вопросов, с одной стороны, и полное освоение на практике мероприятий, рациональный характер которых не вызывает сомнений, с другой стороны, способны значительно усилить наши позиции в деле борьбы с дизентерией, являющейся самой распространенной из кишечных инфекций».

Вклад Л. В. Громашевского в эпидемиологическую науку огромен, его теоретические концепции в области общей и частной эпидемиологии выдержали испытание временем; в этом их сила, достоверность и неоценимое значение.


 

 

Вы можете ознакомиться с похожими статьями:

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить