ВРАЧИ — ДЕКАБРИСТЫ

О декабристах мы знаем со школьной скамьи. О них написаны сотни статей и книг. Восстание декабристов было первым вооруженным выступлением за свержение феодально-крепостнического режима и установление буржуазно-демократической республики. Как в «Русской правде» — проекте П. И. Пестеля, так и в проекте конституции Н. М. Муравьева охране здоровья народа было уделено большое внимание. Декабристы считали, что охрана материнства и детства, социальное обеспечение инвалидов и организация лечебной помощи населению должны быть не милостью благодетелей, а обязанностью государства, и значительно расширяли круг мероприятий в данной области. «Пользующиеся общественными вспоможениями получают оные не в виде милости, но в виде права»,— отмечал П. И. Пестель в «Русской правде».

Специально вопросам здравоохранения была посвящена записка-проект декабриста А. И. Корниловича (1800—1834), поданная из Петропавловской крепости Николаю I. Высокообразованный талантливый историк в своем проекте указывал на необходимость улучшения системы медицинской помощи в целях сохранения русского народа. За декабрьское восстание 1825 г. было репрессировано 7 врачей, одним из них был профессор Харьковского университета Осип Пантелеевич Богородский. По подозрению в мятеже был сослан в Оренбург Н. Г. Смирнов. Закончив с золотой медалью Медико-хирургическую академию, он был направлен штаб-лекарем Финляндского полка. Именно о нем Николай I на рапорте написал: «Перевести его в Оренбург или куда далее».

Но наиболее яркой фигурой среди медиков был Фердинанд Богданович Вольф (1795—1854), о котором как о спасителе упоминали в своих мемуарах М. Н. Волконская, И. Д. Якушкин, А. Е. Розен, И. И. Пущин, В. В. Басаргин, Н. И. Лорер и др. Выходец из разночинцев, воспитанник Московской медико-хирургической академии, надворный советник, он занимал должность штаб-лекаря 2-й армии России, располагавшейся на Украине. На Украину в 1818 г. был переведен и П. И. Пестель. Там он близко сошелся с подполковником П. Комаровым и врачом Ф. Б. Вольфом. Они вначале составили Тульчинскую управу Союза благоденствия, созданного в 1817 г. В Союзе Ф. Б. Вольф примыкал к наиболее радикальному крылу движения. Как отмечает акад. М. В. Нечкина, он единственный не выражал опасений по поводу будущих народных восстаний, крови и междуусобиц, которых так опасались некоторые из членов Союза благоденствия.

Когда в январе 1821 г. на московском съезде было решено распустить Союз, то П. И. Пестель решил создать новое общество. В марте 1821 г. в его квартире было проведено организационное собрание Южного общества. На этом собрании наряду с П. И. Пестелем, А. П. Юшневским, A. П. Барятинским, И. Г. Бурцевым, П.  Комаровым,  И.  Б.  Аврамовым, B. П. Ивашовым, братьями А. А. и Н. А. Крюковыми был и Ф. Б. Вольф.

После поражения восстания декабристов доктор Ф. Б. Вольф был отнесен в числе 17 человек ко второму разряду наказания вместе с М. С. Луниным, братьями Н. А. и М. А. Бестужевыми, Н. В. Басаргиным, В. П. Ивашовым и др. Все они должны были положить голову на плаху палача (обряд политической казни), после чего им было объявлено о вечной каторге в Сибири.

Мстя декабристам и в Сибири, Николай I часть их сослал в Нерчинские рудники — самое страшное и губительное каторжное место. Расчет был прост: быстрее привести осужденных к гибели. В сохранении жизни декабристов в годы каторги Ф. Б. Вольфу принадлежит важнейшая роль. Врач А. Владимирский, управляющий медицинской частью рудников, уже в феврале 1827 г. доносил: «Трубецкой страдает болью горла и кровохарканьем; Волконский слаб грудью; Давыдов слаб грудью, и у него открываются раны; у Оболенского цынготная болезнь с болью зубов; Якубович от увечья страдает головой и слаб грудью; Борисов Петр здоров, Андрей (брат) страдает помешательством в уме; Артамон Муравьев душевно страдает».

Ф. Б. Вольф также находился в казематах Нерчинских лагерей. «Настоящее житейское поприще наше началось со вступлением нашим в Сибирь, где мы призваны словом и примером служить делу, которому себя посвятили»,— отмечал М. С. Лунин. Поприще Ф. Б. Вольфа в Сибири было прежде всего связано с медициной. Талантливый врач, он уже в тюремных казематах стал помогать своим больным товарищам, что в начале было трудным делом. Да и по его рецептам нигде не разрешено было выдавать лекарства. За здоровьем декабристов в Нерчинских лагерях официально следил врач Ильинский, молодой выпускник, не имеющий практики, который нередко просил помощи у Ф. Б. Вольфа. Но и комендант Нерчинских рудников генерал Р. С. Лепарский, часто болевший сам, был поставлен в необходимость обращаться к Ф. Б. Вольфу. Однажды плац-майор Петровского завода О. А. Лепарский (племянник Р. С. Лепарского) долго и тяжело болел. Он обратился к доктору Вольфу, и Фердинанд Богданович поставил его на ноги. Генерал, обо всем доносивший в Петербург, написал и об обстоятельствах выздоровления своего племянника. Доктору было сделано послабление. Император собственноручно начертал: «Талант и знания не отнимаются. Предписать Иркутской управе, чтобы все рецепты доктора Вольфа принимались, и дозволить ему лечить». Но кандалы не сняли. Тем не менее это дало Ф. Б. Вольфу возможность в пустом отделении острога организовать аптеку и амбулаторию для приема. Когда в тюрьме заболел Н. Муравьев, Ф. Б. Вольф поставил вопрос перед комендантом о разрешении жить больному декабристу в доме около тюрьмы с женой и дочерью. Он напугал коменданта опасностью общего заражения заключенных (у Никиты Муравьева было воспаление легких) и добился этого разрешения. В дальнейшем Ф. Б. Вольф уже многим декабристам во время болезни смог улучшить условия, чем спас их от смерти.

Когда смертельно заболела Александрина Муравьева, по словам М. Н. Волконской, «Ф. Вольф не выходил из ее комнаты; он сделал все, чтобы спасти ее, но Господь судил иначе».

Доктор Ф. Б. Вольф одним из первых выразил протест в связи с условиями нахождения узников в тюрьме Петровского завода, выстроенной по указанию царя. Она была построена без окон! Когда этим была возмущена столичная знать, многими родственными узами связанная с декабристами, тюремному руководству было дано указание прорубить окна.

Фердинанд Богданович Вольф был врачом ссыльных революционеров, их жен и детей. «Образ жизни наших дам,— вспоминал И. Д. Якушкин,— очень отозвался и на них; находясь почти ежедневно в волнении, во время беременности, подвергаясь часто неблагоприятным случайностям, многие роды были несчастливы, и из 25 родившихся в Чите и Петровском было 7 выкидышей; зато из 18 живорожденных умерли только четверо, остальные все выросли». Новорожденных принимал Ф. Б. Вольф, который потом их и лечил. Тяжело заболела дочь И. А. Анненкова — от нее не отходили во время болезни Ф. Б. Вольф и А. Муравьев, постоянно сменяя друг друга. Заболела Нонушка, дочь Никиты и Александрины Муравьевых, и врач не отходил от ее постели.

О признательности и благодарности Ф. Б. Вольфу в своих воспоминаниях пишет М. Н. Волконская. «Вольф, Никита и Александр Муравьевы и мы выехали (на поселение под Иркутск.— В. К.) один за другими, чтобы не оставаться без лошадей на станциях. Муж заранее просил, чтобы его поселили вместе с Вольфом, доктором и старым его товарищем по службе; я этим очень дорожила, желая пользоваться советами этого прекрасного врача для своих детей».

Ф. Б. Вольф оказывал помощь всему окрестному населению в любое время, отправляясь к больным в кандалах, под охраной.

Со щемящей болью в сердце и сейчас представляешь себе, как темной ночью, в пургу, в лютый сибирский мороз пробирается врач в кандалах с сумкой, в которой небогатый набор снадобий и инструментов, необходимых для оказания помощи больному, под охраной Часового с винтовкой, и невольно думаешь, как много было в истории нашего народа подвижников, послуживших примером для многих и многих поколений медиков.

О Ф.Б. Вольфе ходили легенды. Лечиться к нему, к каторжному доктору, ехали из Тобольска и Читы, Иркутска и Кяхты, со всех концов Сибири. А приемы он проводил в одной из камер Петровского завода. Однажды он вылечил тяжелобольную жену крупного Иркутского золотопромышленника. Приговоренная к смерти, она выздоровела и поднялась с постели. Муж ее преподнес врачу две банки, в одной из которых был чай, а во второй — золото. Он взял только банку с чаем. «Я была тогда ребенком,— вспоминала позже дочь декабриста И. А. Анненкова Ольга,— но у меня замечательно ясно врезалось в памяти, как все были поражены этим поступком и как долго о нем говорили».

В другой раз Ф. Б. Вольф вылечил крупного сибирского золотопромышленника, от которого отказались все врачи. Когда выздоровевший послал ему в пакете 5000 руб. золотом с припиской «Если не возьмете из дружбы, брошу в огонь», Ф. Б. Вольф не принял, и деньги пошли в огонь. А сам Ф. Б. Вольф, не имея никакого состояния, не имел и богатых родственников.

Когда в тюрьме Петровского завода была создана «Каторжная академия», он принял в ней активное участие и преподавал анатомию, физику, химию. Вообще Ф. Б. Вольф уделял большое внимание просветительной деятельности и впоследствии, находясь уже на поселении в Урике под Иркутском и в Тобольске, публиковал статьи и прозаические произведения, распространявшиеся в рукописях.

Из тюрьмы Петровского завода в 1835 г. Фердинанд Богданович вышел на поселение в с. Урик около Иркутска, где вместе с ним жили М. С. Лунин, Волконские, Трубецкие, братья Муравьевы, братья Борисовы. Находясь под Иркутском, кроме оказания медицинской помощи населению, он занимался изучением лечебного эффекта минеральных источников Сибири. В своей повседневной лечебной работе Ф. Б. Вольф имел много добровольных помощников из самих декабристов — людей высокообразованных, любознательных и деятельных.

Первым помощником его можно назвать декабриста Артамона Муравьева, бывшего командира Ахтырского полка. Он и раньше интересовался медициной, а будучи с русскими войсками в Париже после разгрома Наполеона, знакомился с работой университетских клиник, посещал лекции по хирургии. Полученные знания пригодились ему уже по пути следования в Сибирь. Так, С. П. Трубецкой писал 26 декабря 1826 г. жене Екатерине Ивановне: «До сих пор мы еще не доехали до места нашего назначения; горы, стужа, темнота ночей и болезнь одного товарища Александра Ивановича (Якубовича.— В. К.) тому препятствовали: последняя миновалась помощью Божией через искусство Артамона». А. Муравьев помогал Ф. Б. Вольфу в качестве фельдшера, делая кровопускание, перевязывая больных, удаляя зубы и т. д.

Вторым помощником доктора был декабрист К. Г. Игельстром. Декабрист А. Ф. Фролов помогал растирать, толочь, варить лекарства. Братья Петр и Андрей Борисовы изучали флору и фауну Забайкалья. Находясь в ссылке, они установили связь с Ботаническим садом в Петербурге, с Московским обществом испытателей природы и отправляли туда собранные ими гербарии и коллекции насекомых. Они же помогали Ф. Б. Вольфу в сборе лекарственных трав.

Но особое положение как помощницы Ф. Б. Вольфа занимали жены декабристов. Первая партия декабристов была отправлена в Сибирь 23 июля 1826 г. А уже 24 июля, т.е. на следующий день после отправки декабристов, вслед за мужем выехала Е. И. Трубецкая.

Их было 11 героических женщин, которые разделили судьбу своих мужей, а некоторые женихов. Борясь за улучшение условий жизни декабристов, они смело выступали не только против местного начальства, но и писали родственникам в Петербург, создавая общественное мнение, не давая забыть царскому правительству ни на один день о ссыльных революционерах. Недаром комендант лагерей жаловался им же, декабристам, что ему лучше иметь дело со ста «государственными преступниками», чем с их десятью женами.

«Они были нашими ангелами-хранителями и в самом месте заточения: для всех нужд открыты были их кошельки; для больных просили они устроить больницу»,— писал впоследствии декабрист А. Е. Розен". Именно жены декабристов помогли Ф. Б. Вольфу получить для больных лекарства из Петербурга и Москвы, Парижа и Лондона. Они помогли ему организовать в ссылке медицинскую библиотеку в 4000 томов с лучшими для того времени анатомическими и хирургическими атласами. Это была первая в  Сибири  медицинская  библиотека.

Особо следует сказать об Александрине Муравьевой, жене Никиты Муравьева. В воспоминаниях И. И. Пущина, И. Д. Якушкина, А. Е. Розена вырисовывается образ красивой и внешне хрупкой женщины. Но ей хватало душевного равновесия, чтобы успокоить, утешить, ободрить всех декабристов, с которыми она встречалась в Нерчинских лагерях и Петровском остроге. Именно ей мать Муравьевых выслала в Сибирь огромную семейную библиотеку, впоследствии подаренную Томскому университету. Ей же была выслана аптека для доктора Ф. Б. Вольфа. Она запросила для доктора набор хирургических инструментов, который был им получен и использовался при проведении операций. Аптека в Иркутске была организована по инициативе Е. И. Трубецкой и М. Н. Волконской.

Можно прямо сказать, что подвиг 11 женщин, приехавших к своим мужьям и женихам «во глубину сибирских руд», обеспечил историческую преемственность подвига героев Сенатской площади, ныне площади Декабристов в Ленинграде. Дух декабристов, их жен не был сломлен, их историческая культурная миссия в диком тогда Сибирском крае являлась продолжением политической миссии, начатой в столице царской империи.

Жены декабристов оказывали посильную помощь и петрашевцам, осужденным на сибирскую каторгу в 1849 г., о чем с благодарностью вспоминал Ф. М. Достоевский.

Ф. Б. Вольф в последние годы жизни был переведен в Тобольск, где исполнял обязанности врача пересыльной тюрьмы. В это же время главным врачом центральной пересыльной тюрьмы в Москве был другой выдающийся гуманист Ф. П. Гааз.

Ф.Б. Вольф и И.Д. Якушкин в Тобольской губернии проводили натуралистические и метеорологические наблюдения, изучали флору и минеральные источники.

Умер Ф. Б. Вольф в 1854 г. за 2 года до амнистии и был похоронен рядом с Александром Муравьевым в Тобольске.

Когда умер Ф. Б. Вольф, хоронить его вышел почти весь Тобольск. «Длинный кортеж тянулся до самой могилы. Между простыми людьми слышны были рассказы о его бескорыстной помощи страждущим: лучшая панегирика»,— писал декабрист В. Штейнгель И. И. Пущину.

Многих декабристов с врачами связывала тесная дружба. Так, декабрист И. Д. Якушкин и профессор Московского университета И. Е. Дядьковский, познакомившись во время Отечественной войны 1812 г., поддерживали связь всю жизнь. «Доктор Дядьковский,— писал И. Д. Якушкин,— диагност, каких мало, причем ученый и хороший человек. В беседах с ним я забыл тяжести походной жизни. Он при исполнении обязанностей весьма сдержан, ничто не тревожит его. С больными он кроток, подолгу проводит время у их изголовья. Трудится в сутки 16—18 часов, еще перед сном находит время для поучительных бесед. Человек начитанный, много знающий, мы с ним сходимся во многом». Взгляды И. Е. Дядьковского во многом определили естественно-научное воззрение И. Д. Якушкина: в частности это прослеживается в трактате «Что такое жизнь», написанном декабристом в Сибири.

Переведенные впоследствии на Кавказ в действующую армию, декабристы Н. А. Бестужев, А. И. Одоевский и др. сдружились там с доктором Н. В. Майером, который принял в них живейшее участие и помогал по мере своих сил и возможностей.

Декабристы оказывали не только медицинскую помощь населению Сибири. В разных уголках необъятного края они создавали первые самодеятельные театры, общественные библиотеки, обучали детей грамоте и музыке. Выполняя выдающуюся культурную миссию в Сибири, они оказывали сдерживающее влияние на сатрапов николаевского режима. «Вы все, господа, вели себя так, что если бы на Вашем месте были все Вашингтоны, то и они не могли бы лучше вести себя»,— отмечал генерал Р. С. Лепарский, о котором все декабристы отзывались как о лояльном и благосклонно к ним относившемся служаке.

Декабристы были настоящими интеллигентами, людьми прямыми, принципиальными, твердыми. Вся их жизнь, все помыслы были направлены на улучшение положения своего народа, на превращение России крепостнической в страну демократическую.

О роли декабристов, а в их ряду одним из лучших был Ф. Б. Вольф, для будущего России можно сказать словами одного из них, А.М. Муравьева, написанными незадолго до смерти: «Мы выполнили свое назначение в этом миру скорби и испытаний. Мученики полезны для новых идей. Всякая преследуемая истина есть сила, которая накапливается, есть подготовляемый день торжества.


 

 

Вы можете ознакомиться с похожими статьями:

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить