Вялотекущая шизофрения

Вялотекущую шизофрению трудно отграничить от состояний психической нормы и от других форм психической патологии. В современной зарубежной литературе понятие вялотекущей шизофрении практически не употребляется; расстройства этого рода "растворились" среди пестрой и неоднородной группы так называемых "расстройств личности".

Однако вялотекущая шизофрения является клинической реальностью. Многие заболевания, которые относят к "расстройствам личности", характеризуются патологическими изменениями, сходными с таковыми при других формах шизофрении. Эти изменения касаются всей психической деятельности. Наиболее выражены нарушения мышления, эмоций и воли. При вялотекущей шизофрении эти расстройства проявляются нерезко, их нарастание происходит постепенно, и они не достигают глубоких степеней даже при большой давности болезни.

Стереотип развития данной формы заболевания можно определить следующими 3 периодами:

- латентный этап, на протяжении которого не обнаруживается отчетливых признаков прогредиентности заболевания;

- активный период с непрерывным течением в форме приступов или серии приступов;

- период стабилизации с выступающими на первый план личностными изменениями.

В зависимости от клинических особенностей выделяют вялопротекающую шизофрению с деперсонализационными проявлениями, навязчивостями, сенесто-ипохондрическими и истерическими расстройствами, а также вялотекущую бредовую (паранойяльную).

Шизофрения с деперсонализационными расстройствами начинается обычно в юношеском возрасте, у лиц с выраженными шизофоидными чертами - замкнутых, застенчивых, чувствительных ко всему, что касается их самих, но холодных к другим людям. Раньше всего появляется неопределенное недовольство собой, жалобы на потерю "чувственного тока", исчезает прежняя яркость и четкость восприятия окружающего, собственные поступки кажутся неестественными, как бы автоматическими. Постепенно на первый план выдвигаются ощущения собственной измененности. Больные жалуются, что стали не такими, как прежде, что у них нет прежней гибкости и остроты ума, полноты запоминания, богатства воображения. Возникает ощущение обособленности и изоляции от окружающего.

На этапе активного течения болезни явления деперсонализации, как правило, усложняются: окружающий мир представляется измененным, безжизненным и застывшим. В тяжелых случаях больные отмечают, что живопись и музыка не вызывают у них прежнего душевного отклика, а прочитанное воспринимается без "сопереживания". Утрачивается способность испытывать удовольствие и неудовольствие, затрудняются контакты с окружающими вплоть до ощущения полного непонимания поведения людей и взаимоотношений с ними. Больные перестают осознавать в полной мере обращенную к ним речь, значение мимики и жестов. Характерно подражательное поведение: их мысли и поступки механически переняты у других, все воспринимается как бы чужими глазами. Иногда больные жалуются, что они сами на себя смотрят со стороны, что они лишь разыгрывают роли, переходят в чужие для себя образы.

Признаки стабилизации процесса наступают в 25-26 лет. В этом периоде эмоции больных искусственны, движутся разумом, никогда не охватывают человека полностью, не сопровождаются увлеченностью. Исчезают былые привязанности, все строится на рациональной основе, простые, естественные отношения не складываются даже с ближайшими родственниками. Пациенты становятся эгоистичными, игнорируют нужды близких.

При шизофрении с навязчивостями в течение многих лет в картине болезни доминируют фобии (навязчивые страхи). Первые проявления возникают в виде кратковременных эпизодов страха еще в детском возрасте (страх темноты, боязнь за здоровье родителей и т. д.), а в более старшем возрасте - в виде стойких страхов заражения, загрязнения, боязни острых предметов, открытых пространств и т. д. Навязчивости, почти не меняясь, определяют картину заболевания на протяжении 15-20 лет и более. Строй жизни больных существенно меняется. Одни из них сужают круг своей деятельности, отказываются от поездок или переходят из сферы производства на канцелярскую работу, становятся надомниками. Другие ходят по улице в сопровождении родственников и знакомых, меняют место жительства, чтобы не пользоваться транспортом или не переходить через площадь.

Очень быстро развиваются навязчивые защитные действия (ритуалы), которые вскоре начинают занимать ведущее место в клинической картине. Пытаясь избежать загрязнения, больные бесконечно моют руки, особым образом раскладывают вещи, по-особому их пересчитывают (навязчивый ритуальный счет), произносят "магические" слова и формулы на предмет избежания несчастий. Утрачивается былая тонкость и деликатность в отношениях с людьми, появляется холодность, нередко доходящая до жестокости. Некоторые больные становятся деспотами в семье, не считаясь ни с чем, заставляют родственников обслуживать себя, выполнять малейшие свои прихоти. С годами больные становятся замкнутыми, чудаковатыми, зачастую пытаются приспособиться к навязчивостям, перестают обращаться за медицинской помощью, отказываются от лечения. Неадекватность и нелепость их поведения выражаются также в попытках бороться не с навязчивостями, а с условиями, мешающими выполнению системы ритуалов.

При шизофрении с сенесто-ипохондрическими проявлениями на первый план выступают жалобы на соматические расстройства. Содержание их, как правило, исчерпывается не вполне обоснованным беспокойством о своем здоровье. Часто имеют место неприятные ощущения в различных частях тела, носящие локальный характер и схожие с симптомами при соматической или неврологической патологии (при артралгии, мигрени, радикулите и т. д.). Это могут быть ноющие боли в подреберье, чувство жжения в области грудины, мочевого пузыря, промежности, половых органов. Затем возникают ощущения, не имеющие даже отдаленного сходства с проявлениями соматических болезней. Пациенты жалуются на "глубинные" боли, мучительные ощущения (бурление, кипение, прохождение волн, "булькание в голове", щекотание под черепом, переливание мозгов). Иногда локализация этих ощущений неопределенна, в других случаях они иррадиируют на обширные участки, но всегда весьма причудливы по своей пространственной конфигурации (эллипсоидный участок жжения на бедре, симметрично расположенные на конечностях полоски режущей боли, круг онемения кожи размером с пятикопеечную монету в области темени и т.п.). Могут наблюдаться тягостные ощущения, напоминающие зубную боль, жжение в животе и т.д. Иногда бывают нарушения ритма дыхания и приступы, напоминающие бронхиальную астму или кишечные кризы. Такие больные на протяжении многих лет обращаются к врачам различных специальностей, имеющиеся у них расстройства обычно квалифицируются как дискинезии кишечника или желчевыводящих путей, бронхоспазм, кардиалгии, цисталгии и др. В большинстве случаев функциональная природа расстройств обнаруживается очень быстро, но иногда устанавливается ошибочный диагноз, и дело доходит до оперативного вмешательства.

На определенных этапах мучительные телесные ощущения начинают восприниматься как нечто чужеродное, появляется "ненависть к собственному телу". Больные занимаются самолечением или требуют удаления "больного органа". С длительным течением болезни появляются изменения личности по шизофреническому типу - жестокость, черствость, склонность к бесплодному рассуждательству, а также раздражительность, возбудимость, назойливость, неряшливость, вычурность и нелепость в одежде.

Вялотекущая шизофрения с истерическими проявлениями характеризуется тем, что на первый план выступают грубые психопатоподобные расстройства истерического круга. К ним относятся театральность, лживость, склонность к безудержному фантазированию, припадки, дрожание всего тела или конечностей, спазмы, "комок" в горле, нарушение чувствительности и координации при ходьбе. Рассказывая о своих "мучениях", больные громко рыдают, требуют сочувствия и, не сумев разжалобить, могут заявить, что окружающие желают им зла. Нередко болезнь начинается с так называемых "сердечных" приступов, протекающих по типу цереброкардиальных, затем присоединяются головные боли в виде "обруча", "гвоздя в голове" и т.д. С течением времени проявления болезни становятся монотонными, однообразными, утрачивают эмоциональную окраску. Нарастает астения, возникают "наплывы и обрывы мыслей", снижается работоспособность, порой вплоть до инвалидизации.

Шизофрения с паранойяльными расстройствами, как правило, манифестирует в зрелом возрасте. Постепенно у больного формируется бредовая система преследования, супружеской неверности, величия, реформаторства, изобретательства, сутяжничества. Обычно имеет место сочетание бредовых идей преследования, величия и изобретательства. Больные часто воображают себя "изобретателями двигателя нового типа", "безотказных технологий" и т.п. Способность критически оценивать свои идеи утрачивается. Развиваются идеи преследования, число "врагов" и сфера их деятельности расширяется, достигая размеров целой организации, имеющей целью расправиться с больным. Для защиты больные начинают борьбу за признание своих "открытий".

Бред ревности начинается с отдельных сомнений (повышенное внимание ухажеров к супруге, ее "готовность" к положительному ответу, повышенная кокетливость). Затем из "любовницы" одного человека супруга больного становится "достоянием" всех мужчин, превращается в "публичную женщину". Больные выслеживают своих жен, проверяют белье, выискивают "подозрительные" пятна. С течением заболевания высказывания их становятся все более нелепыми: больной может заявить жене, что заметил на ее ноге "чьи-то отпечатки пальцев". Больные нередко устраивают скандалы, избивают своих жен.

В периоды обострения лица с паранойяльными расстройствами бывают агрессивными, они нуждаются в активном лечении и наблюдении психиатра.

На отдаленных этапах личность изменяется по шизоидному типу. Среди основных признаков этого дефекта выделяют аутизм, эмоциональные изменения, странность, парадоксальность мышления и поведения. Характерен дефект личности типа "фершробен", при котором бедность внутреннего содержания больного настолько велика, что достигает степени снижения уровня личности. Суждения пациентов о различных явлениях характеризуются трафаретностью и схематизмом. Больные ведут одинокое, замкнутое существование, не стремятся к общению с людьми. Вычурный, странный характер принимает забота о собственном здоровье. Для "профилактики болезней" больные вырабатывают особые приемы "оздоровления", составляют необычные диеты. Например, для предотвращения заболевания кишечника применяют смесь простокваши с коньяком и т.п. Больные не следят за своим внешним видом: мужчины не причесываются, носят неопрятные бороды, женщины неумело пользуются косметикой. Одежда у них помята, потрепана. Отмечается вычурность в манере одеваться: обувь больших, чем нужно, размеров, чтобы "нога казалась крупнее". Месяцами ходят в одной одежде, отказываясь переодеваться. Нарушаются высшие эмоции: к своим родным больные относятся чисто потребительски, не помогают в ведении домашнего хозяйства, эгоцентричны, стремятся целиком подчинить себе интересы семьи. Отсутствует чувство такта, дистанции, появляются неуместные шутки, склонность к пустой патетике. В мимике больных отмечаются манерность, вычурность, нарочитость, гримасничание. Выявляются угловатость, порывистость, толчкообразность. Движения быстрые, суетливые, с экспансивной жестикуляцией, особой походкой.

Таким образом, несмотря на специфику своих клинических проявлений, вялотекущая шизофрения подчиняется тем же закономерностям движения процесса, что и другие формы этого заболевания. Разница заключается в основном в темпах нарастания шизофренического дефекта личности. Начавшись с неглубокой неврозоподобной или психопатоподобной симптоматики, заболевание неуклонно прогрессирует, приводя больного в конечном счете к выраженным нарушениям в эмоционально-волевой, интеллектуальной и двигательной сферах.


 

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить