О деятельности русской пироговской общественной читальни в Гейдельберге (1862-1920 гг.)

В связи со 175-летием со дня рождения Н. И. Пирогова и 600-летием Гейдельбергского университета представляют особый интерес малоизученные материалы, относящиеся к истории деятельности «Русской пироговоской общественной читальни» в Гейдельберге, проливающие свет на общественную деятельность Н. И. Пирогова в период пребывания его в этом городе в 1862—1866 гг.

В дореволюционной и советской историко-медицинской литературе, посвященной Н. И. Пирогову, достаточно полные сведения о Русской читальне отсутствуют, если не считать отдельных небольших публикаций в дореволюционных газетах и журналах. О Русской читальне есть беглые упоминания в некоторых произведениях мемуарного характера. Более подробно с привлечением архивных материалов этот вопрос нашел отражение в работах литературоведов Б. Козьмина (1941) о А.И. Герцене и А. Б. Муратова (1967) о И. С. Тургеневе, опубликованных в «Литературном наследстве».

Общественная деятельность великого хирурга в период его жизни в Гейдельберге освещена недостаточно. В частности, не исследован факт участия Н. И. Пирогова в открытии Русской читальни и руководстве ее деятельностью.

Н.И. Пирогов

О времени основания читальни в литературе нет определенных данных. Так, в статье Б. Козьмина «Русская гейдельбергская колония 1861—1863 гг. и Герцен» говорится: «Центром, где собиралась вся жившая в Гейдельберге русская молодежь, являлась читальня, организованная весной 1862 г.»1 В статье С. Сватикова «Русские студенты в Гейдельберге (К 50-летию Русской читальни в Гейдельберге)» приводится другая дата: «11 октября 1862 г. основана была Русская читальня, которая развернулась понемногу в солидное книгохранилище»2.

Из данных архива Гейдельбергского университета стало известно, что Русская читальня, которой руководил Н.И. Пирогов, была основана 20/XII 1862 г. русскими студентами, обучавшимися в Гейдельберге. Есть все основания предполагать, что Русская читальня была создана по идее и при участии Н. И. Пирогова, так как она открылась вскоре после его приезда в Гейдельберг в июне 1862 г.

Мы располагаем сведениями о деятельности библиотеки, полученными через советника советского посольства в ФРГ В. Максимова от архивариуса Гейдельбергского университета доктора Вайзерта.

В начале 60-х годов XIX века по России прокатились студенческие волнения. Стремясь их подавить, осенью 1861 г. царское правительство попыталось закрыть университеты. Это вызвало усиленный отток русской передовой молодежи в зарубежные университеты. Большая часть этих молодых людей еще в России успела проникнуться «враждебными для правительства идеями и приезжала на запад с более или менее сложившимися миросозерцанием ».3

Русская читальня стала центром, где собиралась вся молодежь, приехавшая из России в Гейдельберг. В то время она представляла своего рода клуб, в котором устраивались собрания. На них, по сведениям агента III отделения, «произносились демагогические и коммунистические речи»4.

В этой читальне наряду с легальными русскими книгами и журналами можно было найти издания А. И. Герцена, а также малодоступные в России социалистические сочинения и книги немецких материалистов.

По свидетельству Л. Линева, одного из самых деятельных участников этой читальни, она была создана с целью «поддерживать, пропагандировать и укреплять направление А. И. Герцена»5. Его «Колокол» находился тогда в зените славы. Имена А. И. Герцена, Н. П. Огарева, М.А. Бакунина связывались с представлением о высоком подвиге во имя России. В 1861—1862 гг. к А. И. Герцену ездили многие участники читальни. О тесной связи Лондона с Гейдельбергом мы находим много свидетельств в письмах студентов, а также в воспоминаниях Н.И. Пирогова о времени его жизни в Гейдельберге: «Лондон,— писал Н. И. Пирогов,— сделался Иерусалимом не только для русской молодежи, но и для людей серьезных, чуть ли не государственных. Многие ехали туда, а многие возвращались оттуда через Гейдельберг»6.

Гейдельбергский университет

Н. П. Огарев вел переговоры с гейдельбергскими организаторами читальни о практических действиях в период подготовки ожидавшейся крестьянской революции. Его письма русской гейдельбергской колонии дают достаточное представление о революционно-пропагандистском плане, выработанном в Лондоне 7.

Издатели «Колокола» считали деятелей гейдельбергской читальни своими соратниками, хотя и видели неоднородность студенческой среды и идейные расхождения в ней. Один из гейдельбергцев, Д. И. Войков, писал: «Гейдельбергская колония пользовалась особым благоволением лондонских вождей, издания их высылались даром в Русскую читальню, которая должна была служить органом обращения новоприезжих»8.

Членов читальни было до 60 человек; в их числе, по свидетельству Л. Линева, принимались только лица, известные своим либеральным направлением.

Русская студенческая молодежь в Гейдельберге с большой симпатией и сочувствием относилась к национально-освободительной борьбе итальянского народа. И когда пришло известие о ране, полученной Д. Гарибальди во время одного из сражений, то студенты обратились к Н. И. Пирогову с просьбой поехать в Италию, в Специю для консультации и оказания врачебной помощи раненому герою. Профессорский кандидат Л. М. Модзалевский писал 22/XI 1862 г. из Гейдельберга в Петербург М. М. Семевскому о поездке Н. И. Пирогова к Д. Гарибальди: «Газетные известия очень напугали русских, и родилась мысль просить Пирогова съездить и, во-вторых, предложить ему средства для поездки. В здешней Русской читальне собралась „чрезвычайная сходка", человек из 60-ти. Ответ был очень благоприятный. В один вечер собралось до 100 флоринов, но Пирогов отказался от денег»9.

Гейдельбергские студенты провели сбор денег и приобрели литографский камень, с помощью которого стали размножать адрес царю с требованием конституции, подписанный Н. П. Огаревым, а также письмо Н. П. Огарева по поводу политического и экономического положения России. Эти документы переправлялись в Россию для распространения10.

Положение читальни как закрытого клуба не устраивало часть ее членов. Они стали настаивать на преобразовании ее в открытый для всех желающих кабинет для чтения. Это предложение было поддержено большинством членов читальни, о чем сообщалось в справке, составленной 2/VII 1863 г. агентом III отделения. Он особенно обращал внимание своих хозяев на то, что в читальне «имелись все произведения русской нецензурной литературы...» «Прошедшей осенью,— доносил агент,— в читальне возникли несогласия по поводу приема в члены Н. Неклюдова, который вместе с Лугутиным и учителем Модзалевский требовали преобразования закрытого клуба в читальню общественную, открытую всем русским за месячный взнос одного гульдена. Пошли споры и противники этого преобразования были побеждены 2/VII 1863 г.»11.

В конце 60-х годов Русская читальня продолжала пополняться революционными изданиями на русском языке. В Гейдельберге в то время в политическом отношении наступило затишье. Агент А. Бутковский умолял III отделение перевести его в другое место, так как он чувствовал себя в Гейдельберге «за отсутствием материалов бессильным выполнять какого-либо рода сведения и брать с Вас даром деньги»12.

В середине 70-х годов среди русских студентов в читальне усиленно пропагандировалась нелегальная литература. Спрос на нее стал быстро увеличиваться. В период русско-турецкой войны (28/1 1877 г.) при Русской читальне возникло общество под названием «Славянское Дружество», просуществовавшее более года. Целью этого общества было «поддерживать и развивать общение между славянами, живущими в Германии»13.

В мае 1881 г. в канун 50-летнего юбилея научной, врачебной и общественной деятельности Н. И. Пирогова Русская общественная читальня была названа именем великого русского хирурга.

Девяностые годы в жизни русского центра в Гейдельберге ознаменовались усилением общественной жизни наряду с прежним глубоким интересом к науке. Продолжал возрастать спрос на политическую литературу — как русскую, так и иностранную. В годы большого революционного подъема число русской студенческой молодежи в Гейдельберге сильно увеличилось. Летом 1898 г. студентов, приехавших из России, было 50, а в 1903 г.— уже 200 человек.

О дальнейшей судьбе читальни, к сожалению, в литературе никаких данных больше нет. По сведениям, полученным из архива Гейдельбергского университета, она существовала до 1920 г. Часть книг читальни затем перешла в фонд библиотеки Гейдельбергского университета. По справке проф. Чижевского, работавшего преподавателем института переводчиков Гейдельбергского университета, часть книжного фонда русской читальни находится в настоящее время в Колумбийском университете в Нью-Йорке.

Подводя итог, нужно отметить, что Русская общественная читальня им. Н. И. Пирогова, основанная при его участии и руководимая им в течение нескольких лет, на протяжении всего своего существования пропагандировала среди русского студенчества в Гейдельберге наряду с научной и нелегальную революционную литературу и этим внесла свой вклад в дело революционной борьбы в России. Как установлено по архивным материалам, в читальне были и произведения В. И. Ленина.

1 Козьмин Б. Русская Гейдельбергская колония 1862 —1863 гг. и Герцен.— Литературное наследство. Т. 41—42, отд. 2, с. 4.

2 Сватиков С. Русские студенты в Гейдельберге (К 50-летию Русской читальни в Гейдельберге).— Новый журнал для всех. СПб, 1912, № 12, с. 75.

3 Модестов Н. П. Заграничные воспоминания.— Исторический вестник, 1883, № 2, с. 399.

4 Козьмин Б. Русская Гейдельбергская колония 1862—1863 гг. и Герцен.— Литературное наследство. Т. 41—42, отд. 2, с. 4.

5 Герцен А. И. Новая победа Путягина.— Полн. собр. соч. и писем. Под. ред. М. К. Лемке. Т. 15. Пг, 1920, с. 475.

6 Пирогов Н. И.— Соч., Т. 2. Киев, 1910, с. 300.

7 Герцен А. И. Письмо к И. С. Тургеневу.— Полн. собр. соч. и писем. Под ред. М. К. Лемке. Т. 15. Пг, 1920, с. 480—500.

8 Войков Д. Земство и призыв правительства к борьбе с революционною пропагандою. Лейпциг, 1879, с. 31.

9 Модзалевский Д. Н. Письмо М. И. Се-мовскому.— Тимошук В. В. М. И. Семовский, его жизнь и деятельность. СПб., 1895, с. 37.

10 Письмо из Гейдельберга.— Колокол, 1863, 15 августа, № 169. с. 1396.

11 Огарев Н. П. В. И. Баксту и другим организаторам Гейдельбергской читальни. Публикация Я. 3. Черняка.— Литературное наследство. Т. 63, с. 109.


 

 

Вы можете ознакомиться с похожими статьями:

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить