Профессиональные правонарушения среднего медицинского персонала и их предупреждение

В настоящем сообщении рассматриваются такие правонарушения медицинских работников, как незаконное производство аборта, нарушение правил обращения с наркотическими, ядовитыми и сильнодействующими веществами, их хищение; приводится общая характеристика субъекта профессиональных правонарушений — среднего медицинского персонала.

Актуальной и важной правовой и медицинской проблемой является разработка мер, направленных на усиление борьбы с криминальными  абортами и их профилактику.

В нашей стране в настоящее время созданы все объективные предпосылки для полной ликвидации этого зла. Однако, как показало обобщение следственно-судебной практики, незаконное производство абортов до сих пор продолжает занимать одно из первых мест в структуре профессиональных правонарушений медицинского персонала.

Заслуживает особого внимания тот факт, что в 46,4%, т.е. практически в каждом втором случае, субъектом преступлений являлся средний медицинский персонал.

Общественная опасность рассматриваемого преступления обусловлена тем, что реальной опасности подвергаются здоровье и жизнь беременной женщины. В значительном числе случаев незаконный аборт влечет за собой тяжкие последствия — такие, как смерть женщины, бесплодие, стойкая утрата трудоспособности и пр. Вероятность таких последствий тем выше, чем меньше медицинских знаний и навыков у лица, производящего аборт. Исходя из этого, закон предусматривает за совершение данного преступления дифференцированную меру уголовного наказания.

В соответствии с частью 2 статьи 116 Уголовного кодекса РСФСР (статья 109 УК УССР и соответствующие статьи УК союзных республик) производство аборта лицом, не имеющим специального (врачебного) медицинского образования, в том числе средними медицинскими работниками — фельдшерами, акушерками, медсестрами — наказывается лишением свободы на срок до 2 лет.

По части 2 рассматриваемой статьи УК народным судом была осуждена к 1 году 6 мес исправительных работ с запрещением после отбытия основного наказания в течение 2 лет заведовать фельдшерско-акушерским пунктом гр-ка Б.

Имея медицинский стаж свыше 30 лет и длительное время работая заведующей фельдшерско-акушерским пунктом отделенческой больницы, Б. у себя на дому произвела аборт беременной Ш., 27 лет (срок беременности около 20 нед).

Отягощающими обстоятельствами влекущими усиление уголовного наказания, являются неоднократность таких деяний, а также смерть потерпевшей или наступление иных тяжелых последствий.

Акушерка медицинской амбулатории В. (стаж работы 24 года) в неприспособленном помещении лечебно-профилактического учреждения механическим способом произвела криминальный аборт гр-ке С, 27 лет, со сроком беременности 16—17 нед. Произведенные манипуляции в последующем привели к развитию токсико-инфекционного шока, вызванного преждевременной отслойкой плаценты с кровоизлияниями и гнойным воспалением, а затем к смерти пострадавшей.

Решением народного суда акушерка В. была приговорена к 3 годам лишения свободы.

Правовой порядок производства правомерного (законного) аборта, обеспечивающего максимальную безопасность для здоровья беременной, изложен в действующей Инструкции Минздрава СССР «О порядке проведения операции искусственного прерывания беременности» (приложение № 1 к приказу Минздрава СССР от 16 марта 1982 г.). Стержневым критерием законного аборта является его производство исключительно в стационарных лечебно-профилактических учреждениях и только врачом акушером-гинекологом. Таким образом, одним из признаков, характеризующих незаконное производство аборта, является искусственное прерывание беременности, произведенное при любом ее сроке по просьбе и с согласия женщины, лицом, не имеющим специального высшего медицинского образования (т.е. не акушером-гинекологом). А это значит, что любой случай производства аборта средним медицинским работником содержит признак преступления, предусмотренного упомянутой статьей УК.

Единственным исключением из этого правила является состояние крайней необходимости, когда аборт следует произвести по жизненным показаниям безотлагательно в целях устранения реальной угрозы для жизни беременной. Например, после дорожно-транспортного происшествия акушерка произвела аборт женщине со сроком беременности 18 нед, доставленной на фельдшерско-акушерский пункт с массивным маточным кровотечением, обусловленным травматической отслойкой плаценты. Естественно, что при таких обстоятельствах уголовная ответственность лица, производившего аборт, исключается.

С субъективной стороны данное преступление совершается только с умыслом, при котором виновный полностью сознает, что производит незаконную операцию, предвидит, что в результате его действий беременность будет прервана, и желает такого результата.

Мотивом производства криминального аборта в подавляющем большинстве (94%) бывают корыстные побуждения (получение денег или других материальных ценностей).

В приговоре народного суда, рассмотревшего в выездном открытом заседании дело по обвинению медсестры хирургического отделения клинической больницы Я. в незаконном производстве аборта, указывалось следующее. Подсудимая Я., не имея специального медицинского образования, 7 июня 1985 г. по месту своего жительства произвела криминальный аборт гр-ке П., 19 лет, при сроке беременности 22—24 нед. За производство аборта было получено накануне незаконное вознаграждение. Сразу же после произведенного криминального аборта П. потеряла сознание и скончалась. Причиной смерти явилась воздушная эмболия. В судебном заседании медсестра Я. полностью признала свою вину. Суд приговорил ее к 4 годам лишения свободы. В частном определении суда в адрес горздравотдела указывалось, что одной из причин совершенного преступления является недостаточное знание медицинскими работниками действующего законодательства об ответственности за криминальный аборт.

Таким образом, среди мер, направленных на профилактику рассматриваемого профессионального правонарушения, большое значение имеют правовое воспитание и обучение средних медицинских работников. Наряду с этим руководители лечебно-профилактических учреждений, в том числе фельдшерско-акушерских пунктов, должны уделять постоянное внимание вопросу сохранения медицинским персоналом врачебной тайны, так как одной из основных причин, побуждающих женщину к незаконному прерыванию беременности, является боязнь огласки самого факта беременности или ее прерывания.

Нуждается в значительном усилении санитарное просвещение женского контингента населения (особенно сельских районов) по этим вопросам. Необходимо создание повсеместно таких условий, которые надежно бы исключали возможность производства криминальных абортов как в помещениях учреждений здравоохранения, так и медицинскими работниками вообще. Надлежит помнить, что каждый случай криминального аборта, произведенного средним медицинским персоналом, так же как и врачом, дискредитирует систему советского здравоохранения.

Изучение следственно-судебной практики подтвердило необходимость в профилактических целях еще раз обратить особое внимание средних медицинских работников на большую общественную опасность нарушений установленных законом правил обращения с наркотическими, ядовитыми и сильнодействующими веществами. Уголовным законодательством союзных республик предусмотрена ответственность за их незаконное изготовление, приобретение, хранение, учет, отпуск, перевозку, пересылку и сбыт.

Так, по совокупности статей УК от ответственности за рассматриваемые деяния и неосторожное убийство приговором суда был осужден фельдшер здравпункта М.

На ночное дежурство в здравпункт завода М. пришел со своей знакомой Д., 20 лет. Достав хранившуюся в ящике для медикаментов ампулу (вместимостью 30 мл) с хлорэтилом, М. вскрыл ее, вылил содержимое на ватные тампоны, после чего с целью получения наркотического эффекта он стал вдыхать вместе с Д. пары хлорэтила — вещества, обладающего мощным наркотическим действием (но не относящегося, согласно приложению 2 к приказу Минздрава СССР от 25.02.82, к наркотическим веществам).

Вдыхание продолжалось в течение 1 ч, пока не была израсходована вся ампула. О том, что хлорэтил обладает малой терапевтической широтой действия и поэтому представляет опасность при передозировке, М., имея среднее медицинское образование, должен был знать, но проявил преступную самонадеянность, рассчитывая на благополучный исход такого обращения с сильнодействующим веществом, относящимся к списку «Б». Однако примерно через 40—50 мин после вдыхания паров хлорэтила Д. почувствовала сильное головокружение, тошноту и вскоре скончалась. По заключению комиссионной судебно-медицинской экспертизы, смерть Д. находилась в прямой причинной связи с неоднократным вдыханием паров хлор-этила, что вызвало необратимые нарушения тканевого дыхания.

Действующим уголовным законодательством определена суровая мера уголовного наказания за хищение наркотических препаратов. Такие действия, совершенные лицом, которому указанные вещества были вверены в связи с его служебным положением, наказываются лишением свободы до 10 лет, а если оно совершено в крупных масштабах — до 15 лет.

Народный суд на выездном заседании, проходившем в актовом зале областной клинической больницы, рассмотрел уголовное дело по факту хищения с целью сбыта наркотических веществ в крупных размерах. На скамье подсудимых среди других участников преступной группы находились 5 медсестер, работавших в хирургических и урологическом отделениях ряда больниц.

По предварительному сговору с целью наживы они на протяжении 2—3 лет систематически похищали и добывали обманным путем сотни ампул промедола и омнопона. Излишки препаратов для последующего хищения создавались в основном за счет необоснованного списания по журналам учета наркотических веществ на инъекции больным. Старшие медсестры хирургического отделения К. и Л. располагали по своему подотчету значительным количеством наркотических препаратов.

Злоупотребляя служебным положением, в нарушение приказа Минздрава СССР от 03.07.68 «О порядке хранения, учета, прописывания, отпуска и применения ядовитых, наркотических и сильнодействующих лекарственных средств», подсудимые — медицинские работники В., С, X., К. и Л., преследуя корыстные цели, создавали неучтенный резерв наркотиков для последующего их хищения.

Народный суд назначил всем участникам преступной группы уголовное наказание в виде длительного лишения свободы (до 13 лет). В адрес соответствующих органов здравоохранения было вынесено частное определение.

Проведенное исследование позволило получить общие данные, характеризующие субъект профессиональных правонарушений в сфере здравоохранения.

Так, средние медицинские работники составили 6,3 % от всего контингента медиков, в отношении которых правоохранительными органами решался вопрос о привлечении к уголовной ответственности за неоказание или ненадлежащее оказание медицинской помощи больному.

В рассматриваемой группе 27,9 % работали заведующими фельдшерско-акушерскими пунктами, 23,3 % — фельдшерами, 34,9 % — медсестрами, 13,9 % — акушерками. Местом работы 27,9 % представителей среднего медицинского персонала являлись фельдшерско-акушерские пункты, 23,3 % — центральные районные, 16,3%— участковые, а 20,9%— городские больницы, 11,6%— больницы скорой медицинской помощи. Около половины работали в стационарах, 32,5 % — в амбулаторно-поликлинических и 23,3 % — в учреждениях скорой и неотложной медицинской помощи.

Заслуживает внимания тот факт, что наибольшие группы составили лица с медицинским стажем до 5 лет и в возрасте до 30 лет. Это свидетельствует о недостаточном уровне профессиональных знаний и умений у недавних выпускников медицинских училищ, о плохой работе лечебно-профилактических учреждений по усовершенствованию специальных знаний и навыков молодых специалистов.

В целях предупреждения, снижения частоты и ликвидации профессиональных правонарушений в сфере здравоохранения наряду с кардинальным улучшением правового обучения и воспитания средних медицинских работников необходимо, чтобы каждый случай грубого нарушения профессиональных обязанностей, деонтологических принципов становился предметом глубокого изучения во всех медицинских коллективах.

Результаты обобщения причин и условий, способствовавших их совершению, должны стать достоянием широкого круга средних медицинских работников.


 

 

Вы можете ознакомиться с похожими статьями:

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить