Особенности опроса подростков, злоупотребляющих алкоголем

Алкоголизм у лиц молодого возраста — одна из актуальных проблем современности, в том числе в системе профтехобразования. Однако своевременное выявление таких подростков остается трудной задачей, успешное решение которой возможно при усилении активности администрации и медицинских работников. Умение правильно расспросить учащегося о том, как он употребляет спиртные напитки, играет определенную роль в раннем выявлении больных алкоголизмом. Этими навыками полезно овладеть и медсестре, нередко являющейся первым медицинским работником, беседующим с подростком.

В отечественной литературе имеются работы, посвященные методике интервьюирования при социологических исследованиях. Их положения полностью приемлемы и для клинического интервью. Однако сбор сведений алкогольного анамнеза у лиц, злоупотребляющих алкоголем, имеет ряд характерных черт, значительно затрудняющих данную процедуру.

Обследуемые в этих случаях совершенно не заинтересованы в собеседовании и преследуют в большинстве случаев одну цель: скрыть истинные размеры своего пьянства и тем самым избежать клейма алкоголика. Вследствие недостаточной критики к своему состоянию они могут проявлять негативную реакцию в беседе, когда речь идет о выяснении признаков алкоголизма и стиля алкоголизации. Злоупотребляющие алкоголем часто неоткровенны в своих ответах и нередко сознательно стремятся ввести врача в заблуждение, например в случаях экспертизы или освидетельствования.

подростковый алкоголизм

В работах отдельных авторов имеются указания на то, как нужно проводить расспрос больных алкоголизмом. Число же публикаций, Отражающих специфику интервьюирования в подростково-юношеском возрасте в плане алкогольного анамнеза, незначительно. В связи с этим нами на основе семилетнего опыта работы с алкоголизирующимися подростками разработана соответствующая методика собеседования.

Мы не приводим здесь общих требований, предъявляемых к сбору анамнеза и интервьюированию вообще, а хотим отразить наиболее важные и характерные детали этих процедур с учетом возрастного фактора.

Прежде всего следует обратить внимание на то, что выявление подростков-алкоголиков — задача более сложная, чем аналогичная при обследовании взрослых. Если даже в случае отрицания тех или иных болезненных проявлений алкоголизма можно с уверенностью говорить о наличии у взрослых патологического влечения к спиртным напиткам по объективным признакам (синдром похмелья, соматоневрологический или психический статус), то аналогичный подход к подросткам будет неправилен и приведет к недооценке или переоценке их состояния. Это связано с тем, что в клинической картине заболевания у несовершеннолетних и лиц более зрелого возраста имеются свои количественные и качественные различия.

Необходимо отметить, что подростки относятся отрицательно ко всякого рода записям в их присутствии, так как считают, что эти записи могут иметь для них нежелательные последствия. Следовательно, регистрацию ответов в присутствии обследуемого вести нельзя, тем более что ряд данных можно получить заранее, например от администрации учреждения, где проводится консультация, из органов МВД.

Если пациент не знает, что с ним беседует врач-нарколог, то лучше представиться ему в качестве психолога, социолога, поскольку наркологами нередко пытаются пугать подростков в ПТУ, инспекциях по делам несовершеннолетних («будешь пить — наркологу покажу», «придет нарколог и отправит тебя лечиться»). Когда обследуемый предварительно знает, что ему готовят встречу с наркологом, то у него заранее возникает негативная реакция, затрудняющая проведение интервьюирования.

Нецелесообразно сообщать подростку уже известные о нем сведения, так как при этом весьма велика вероятность того, что он будет их опровергать. Нужно избегать выражений типа «нам известно, что ты ...» или «мне сказали, что у тебя ...» и т. п., которые не способствуют откровенной беседе, а, наоборот, создают лишние трудности в ее проведении.

Решение вопросов о характере употребления алкогольных напитков, а тем более о злоупотреблении ими в ходе беседы постепенно усложняется. Установление возраста, в котором произошло первое знакомство с алкоголем, начальной толерантности, причины первого употребления спиртного не вызывают затруднений. Но следует учитывать важное обстоятельство: большинство подростков называет возраст, когда они познакомились с водкой или вином, не придавая сколько-нибудь серьезного значения употреблению пива, которое они не считают алкогольным напитком и к которому приобщаются раньше, чем к другим видам спиртных напитков.

Подростки с алкогольным «стажем» обычно объясняют, почему ими избран тот или иной вид спиртного («водка чище» или «вино легче идет»). Подростки же с меньшим «стажем» обычно затрудняются дать конкретный ответ.

Сложным для разрешения является установление частоты приема алкоголя. Для этого нельзя пользоваться такой формулировкой вопроса: «Как часто ты употребляешь спиртные напитки?» Это объясняется тем, что для испытуемых слово «часто» является синонимом слова «постоянно». Поэтому они отвечают: «Я часто не пью».

Об утрате защитного рвотного рефлекса подростки сообщают охотнее, чем о случаях провалов памяти после опьянения. Многие их них догадываются, что, «если напился и не помнишь, что вчера было», это уже плохо. Утрате рвотного рефлекса не придается сколько-нибудь серьезного значения, так как подростки полагают, что это нормальное явление.

Узнать о толерантности к алкоголю у пациентов, имеющих определенный питейный опыт, не составляет большого труда. Они могут сами задать встречный вопрос: «Смотря как пить — с закуской или без?», сказать, что  «от настроения зависит».

Признаки алкогольного абстинентного синдрома подростками, как правило, отрицаются. Лишь некоторая часть злоупотребляющих алкоголем сообщает, что опохмеляется. При этом сложно за ограниченный период времени амбулаторного приема установить, почему опохмеляется обследуемый: истинная ли это потребность организма в алкоголе, давление пьющей компании или же постинтоксикационное состояние, устраняемое небольшими дозами алкоголя. Но признание утреннего употребления спиртных напитков, пусть даже «за компанию», должно настораживать.

Распознавание таких диагностических критериев, как потеря ситуационного и количественного контроля, очень затруднительно, поскольку этот контроль может у подростков отсутствовать изначально. Если допустить его первоначальное наличие, то обследуемые не могут четко дифференцировать эти понятия из-за недостаточной способности к самоанализу. Объективные сведения, указывающие на возможную утрату этих видов контроля, представляются заинтересованными в обследовании подростка организациями.

В некоторых случаях мы прибегали к одному своеобразному способу выяснения алкоголизации, который основан на групповом приеме алкоголя подростками. Молодому возрасту свойствен тот стиль алкоголизации, который принят в группе сверстников. Поэтому, расспрашивая подростка, как пьют его друзья, можно получить представление о размерах и частоте алкоголизации обследуемого.

При получении ответов на вопросы о пьянстве родителей, особенно матери, подростки зачастую не дают правдоподобных сведений или приуменьшают его размеры. Но по своеобразным ответам («пьет, когда деньги есть», «как выпьет, так и пьяный») можно судить о пьянстве близких родственников.

Таким образом, интервьюирование подростков, злоупотребляющих алкоголем, должно опираться на косвенные и второстепенные вопросы, вопросы-фильтры. Прямая их постановка приводит к получению недостоверной информации. Немаловажным требованием является индивидуальный подход к каждому испытуемому.

В заключение обращаем внимание на то, что привлечь подростков к прохождению полного курса противоалкогольного и поддерживающего лечения в условиях наркологического Кабинета не представляется возможным. Мы считаем необходимой организацию такой терапии, которая проводится фельдшером или медицинской сестрой под контролем врача-нарколога в медицинском пункте по месту учебы или работы. На наш взгляд, это наиболее перспективная форма организации лечения подростков, в частности учащихся ПТУ.


 

 

Вы можете ознакомиться с похожими статьями:

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить